Перейти к содержимому



Приветствуем вас на форуме самостоятельных путешественников РУССКИЙ BACKPACKER!

Форум существует с 2004 года и является некоммерческой площадкой, посвященной самостоятельным путешествиям, т.е. путешествиям, организованным по возможности без помощи турфирм и других посредников.

Backpacker (от англ. Backpack – рюкзак) – путешественник с рюкзаком.

Среди форумчан есть и идейные автостопщики, и любители велопутешествий, и те, кто ездит только общественным транспортом или на своих авто, но большинство путешественников не ограничивают себя каким-либо одним способом перемещения в пространстве. Объединяет всех нас желание «проживать» путешествие по максимуму, так, как хочется самому себе.

На форуме накопился огромный объем информации, если же вы не смогли найти ответ или вам нужен индивидуальный совет – смело спрашивайте!


Регионы планеты (маршруты, достопримечательности, проживание)   Визы   Транспорт   Отчеты   Попутчики   FAQ

все форумы >>


Данное объявление видно только неавторизованным пользователям.

Администрация форума.


- - - - -

Мехреньгская железная дорога (Архангельская область)


  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 bs.

bs.

    Умудренный

  • Путешественник
  • 328 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва

Отправлено 07 июля 2009 - 08:50

Мехрéньгская железная дорога — официальное название ведомственной железнодорожной линии, действовавшей с 1930-х годов до 2001 года. Главная линия железной дороги пролегала по направлению Пукса — Пуксоозеро — Пурнозеро — Дальняя. Административным центром железной дороги был посёлок Пуксоозеро. Ныне железная дорога полностью разобрана.

Размещенное изображение


После первой поездки в Пуксоозеро в материале, посвящённом Мехреньгской железной дороге, было сказано следующее: «Восточный участок» ещё ждёт своего исследователя, который отважится пройти пешком от Пуксы до Дальнего». Но желающих сделать это почему-то не нашлось. Осознавая, что следов Мехреньгской железной дороги становится всё меньше и меньше, решаю, что лучше поздно, чем никогда, и принимаю «запоздавшее» на много лет решение о проходке всей линии Пукса — Дальний.

Преодолеть маршрут Пукса — Дальний можно пешком или на велосипеде (несмотря на то, что езда на велосипеде возможна не всюду, это позволило бы существенно сократить время в пути). Но после прибытия в Дальний на велосипеде либо пришлось бы двигаться назад, в Пуксу (что долго и малоприятно ввиду повторения пройденного пути), либо, доехав от Дальнего до Важского (автодорога Москва — Архангельск), ещё 230 километров ехать до Вельска, где можно пересесть в поезд (провозить велосипед в междугороднем автобусе, естественно, нельзя). 230 километров по асфальтированной автодороге — это 18-20 часов непрерывной езды с постоянным риском для жизни из-за проезжающих автомобилей, чего лучше избежать. Да и провоз велосипеда в поезде дальнего следования, особенно летом, когда поезда заполнены «под завязку», часто вызывает неприятное общение с проводником и пассажирами. Поэтому велосипед решаю не брать.

Поход начался утром 26 июня 2009 года. Выхожу на станции из «дежурки» (пригородного поезда сообщением Няндома — Плесецкая, состоящего из электровоза ВЛ60к-256 и двух пассажирских вагонов). С трудом перейдя на противоположную сторону путей (пути были заняты стоящими вагонами, переходного моста здесь нет), попадаю к начальной точке Мехреньгской железной дороги. Неиспользуемые пути отходят примерно на 500 метров, сохранилось путевое развитие — это остатки бывшей станции Пукса-2.

В Пуксе находится действующая исправительно-трудовая колония — последняя из многочисленных когда-то колоний бывшего «Мехреньлага». Между Пуксой и Белым Озером (первые 7 километров) по насыпи железной дороги проложена малоиспользуемая автомобильная «грунтовка». Часть пути по ней меня подвезли в кузове грузовой автомашины, на которой заключённых колонии в Пуксе везли в Пуксоозеро выполнять какую-то работу.

Посёлок Белое Озеро являлся одним из немногих в этом районе, где никогда не было исправительного учреждения: в нём находился колхоз, подчинённый целлюлозному заводу в Пуксоозере. Сейчас в посёлке остались немногочисленные жители-пенсионеры, на лето приезжают также дачники из Плесецка и Мирного. С разобранной железной дороги посёлок почти не виден.

Знакомый посёлок Пуксоозеро за прошедшие 7 лет, как и следовало ожидать, пришёл в ещё более печальное состояние. Посёлок обитаем, здесь осталось около полутора тысяч жителей, но работающих предприятий нет. Высокая труба бывшего целлюлозного завода цела и используется в качестве антенны операторами мобильной связи. Развалины Дворца культуры вызвали ассоциацию с древнеримскими руинами. На заколоченном здании, стоящем на центральной площади, до сих пор висит лозунг с цитатой из речи Л.И. Брежнева.

С целью уточнения сведений о проходимости дороги иду в здание администрации посёлка. Со мной обстоятельно побеседовал бывший глава администрации Виктор Николаевич Красавцев. Им были высказаны претензии к журналистам, пишущим «чернушные» (по его мнению) статьи, искажающие действительность (пример: «Пуксоозеро — рабочий поселок безработных»). Затем, разыскав директора закрытой на лето школы (единственной сохранившейся в посёлке), осматриваю школьный музей. К сожалению, никаких документов и фотографий, касающихся железной дороги, в нём не было.

Контрольный пост на восточном выезде из Пуксоозера внешне почти не изменился, он принадлежит Плесецкой КМТС (конторе материально-технического снабжения). Для въезда в лес на автомобиле в Плесецке необходимо выписать платный пропуск.

От Пуксоозера до Квандозера по насыпи железной дороги часто ездят лесовозы. Между тем, узкая насыпь, рассчитанная на один железнодорожный путь, малопригодна для автомобильного движения — разъезд встречных машин грозит аварией. Водитель порожнего лесовоза, который подвёз меня на части пути от Пуксоозера до Квандозера, при приближении встречного гружёного лесовоза максимально принял вправо и остановился, однако встречный лесовоз, пройдя в нескольких сантиметрах от остановшиейся машины, всё же опасно накренился и в любой момент мог уйти под откос. Его пришлось частично разгружать.

В Квандозере сохранились развалины кирпичных зданий на территории «зоны». Почти все дома посёлка здесь сожжены или вывезены на дрова. От Квандозера до Пурнозера на дороге встречаются глубокие лужи, но несмотря на это, здесь проезжают любители рыбалки на обычных неполноприводных «Жигулях». Их основной пункт назначения — избы на берегу Пурн-озера.

За мостом через реку Шувас сворачиваю на Салтозерскую ветвь. По сравнению с «главным ходом», здесь почти не ездят, осталось много шпал, из-за наличия которых автомобилю пришлось бы двигаться с почти пешеходной скоростью. Свежих автомобильных следов нет. Тем большим было удивление, когда примерно через три километра от реки Шувас стал всё более отчётливо слышен шум мотора, а затем появился и его источник — грузовой автомобиль «ЗиЛ» повышенной проходимости. Меня подвезли в кузове до Салтозера.

Ещё более поразило другое — машина как будто направлялась на загородную дачу: в кабине ехали водитель (предприниматель из Плесецка, выкупивший бывший посёлок Салтозеро) с женщиной — вероятно, своей женой, а в кузове — две молодые девушки (не мог бы представить, что они посещают столь суровые места) и собака «городской» породы — такса.

Оказалось, что житель Плесецка восстановил в Салтозере три дома (в одном из них живёт он сам с семьёй, в других — бывшие заключённые, разбирающие остатки промышленных сооружений). Разумеется, в посёлке нет электричества, и он уже давно числится несуществующим.

С большим трудом, неоднократно останавливаясь из-за перегрева двигателя и «форсировав» участок, на котором колёса почти скрывались под водой, «ЗиЛ» доехал до обитаемых домов на юго-западной окраине бывшего посёлка Салтозеро. Интересуюсь, есть ли здесь необитаемый дом, в котором можно было бы переночевать — но такого дома не оказалось. От предложения ночёвки в обитаемом доме отказываюсь, честно сознавшись, что это мне не подходит как убеждённому одиночке. «На всякий случай» были проверены документы, от их предъявляения не отказываюсь, чтобы не вызывать подозрений в «нехорошей» деятельности. Бывший зек, с головы до ног покрытый татуировками, старательно переписал паспортные данные.

Направляюсь к Салт-озеру, чтобы уйти из поля зрения обитателей посёлка. Искупавшись в озере, раскладываю спальный мешок на берегу. Недостаток ночёвки на природе, по сравнению с ночёвкой в помещении — невозможность полностью укрыться от насекомых. Количество кровососущих (комары, оводы и мелкий «гнус») здесь порой такое же, как количество снежинок в метель, снимок одного и того же объекта приходится повторять из-за насекомых вблизи объектива. На открытых пространствах (к ним относится территория бывшего посёлка) утром и днём насекомых относительно мало, но в лесу их концентрация велика круглосуточно.

Рано утром направляюсь в обратный путь, осматриваю разобранную узкоколейную железную дорогу, развалины лесозавода на территории «зоны». Посёлок Салтозеро — это огромное пространство, откуда ушла жизнь. В 2002 году посёлок посещал исследователь железных дорог С. Костыгов с двумя своими друзьями. К сожалению, фотографий ими было сделано очень мало, но немногие имеющиеся снимки сильно впечатляют — они передают атфосферу того времени, когда посёлок ещё был почти «свежезаброшенным».

Многое из того, что было в 2002 году (вышки и колючая проволока, «шлюз» — двойные въездные ворота «зоны», двухэтажные дома) теперь угадывается только по косвенным признакам. Но всё ещё лежат многочисленные кабины узкоколейных тепловозов, остатки автомобилей, полуразрушенные дома, развалины кирпичного лесозавода и других промышленных объектов.

На станции станции Салтозеро Мехреньгской железной дороги сохранилось только одно здание — стрелочный пост в северной горловине. На нём кто-то вывел надпись «МЕХРЕНКА» (так в просторечии называли железную дорогу).

На месте бывшего посёлка Савозеро (он был ликвидирован на десятилетия раньше Салтозера — в 1960-х годах) стояло несколько автомобилей — в них сюда приехали на выходные любители рыбалки из Плесецка и Мирного. Савозеро — вероятно, наиболее удалённое от Пуксоозера место, куда можно проехать на неполноприводном автомобиле. По магистрали в сторону Зимней вскоре после моста через Шувас проехать уже нельзя из-за глубоких луж и грязевых участков.

Вернувшись на магистраль, продолжаю движение по ней в сторону Дальнего. Часть пути до Выяжозера подвёз мотоциклист, направлявшийся на озеро Четмус. На берегу озера Верхнее Выяж установлен памятный крест — здесь произошло столкновение тепловоза и «пионерки», повлекшее жертвы.

В Выяжозере, как оказалось, находится единственное уцелевшее на Мехреньгской железной дороге вокзальное здание. Одна из его комнат используется как охотничья изба — для отдыха и ночлега охотников и рыбаков. Жезловых аппаратов или иного железнодорожного оборудования внутри не оказалось (на иное рассчитывать было бы трудно: все легкопереносимые металлические детали вывозились в первую очередь).

После Выяжозера никто уже не подвозил, ни попутного, ни встречного транспорта не попадалось, за исключением автомобиля-лесовоза, стоявшего на подходе к Азинозеру. Водителя внутри не было — вероятно, машина вышла из строя и стоит здесь уже много дней, а водитель пошёл в Пуксоозеро пешком.

В посёлке Азинозеро сохранилось не меньше двадцати домов, из которых два — с уцелевшими окнами и закрывающимися дверями. Один из домов был явно обитаем, по всем признакам, из него вышли только что (очевидно, обитатели дома отправились на рыбалку). Второй дом изредка использовался как охотничья изба. В нём решаю устроиться на ночлег. Вначале показалось, что после закрытия двери и заделывания щелей здесь удалось обеспечить комфортную ночёвку, но с заходом солнца снова появились комары, и через некоторое время их концентрация сравнялась с «уличной». В 1:20 продолжаю движение в сторону Дальнего.

Железнодорожный мост через Мехреньгу между станциями Азинозеро и Елсозеро оказался разрушен, от него остались только бетонные опоры — металлические пролёты были вывезены сборщиками металлолома. Чуть выше по течению находился провисший и крайне ненадёжный на вид деревянный «автомобильный» мост.

Сразу же за мостом накатанная автомобилями грунтовая дорога отклоняется от железной дороги вправо. Решаю идти по ней, а не по железной дороге: известно, что через несколько километров «грунтовка» должна снова вернуться на железную дорогу, а непосредственно по шпалам идти будет намного сложнее, так как разобранная и никем не проезжаемая железная дорога заросла.

Через 2 километра после моста слабонакатанная грунтовая дорога примыкает к другой, значительно более накатанной. В южном направлении эта дорога ведёт к озеру Островистое (куда дальше — неясно), в северном направлении, предположительно, имеет выход к «закрытым» мехреньгским сёлам, находящимся на недоступной для посещения территории космодрома «Плесецк».

Поворачиваю на накатанную дорогу влево. Вскоре пересечение с разобранной железной дорогой под прямым углом, через полтора километра после него — бывший посёлок Елсозеро. От него остались развалины «зоны» и жилых домов, а также (в этом отличие Елсозера от других посёлков Мехреньгской железной дороги) — действующее Выяжское лесничество. В лесничестве постоянно живут люди, хотя их состав периодически меняется.

Как рассказал мне Виктор Николаевич Красавцев, 25 июня из Пуксоозера в Выяжское лесничество уехал автомобиль. Интересно, на каком автомобиле удалось преодолеть эту дорогу, где даже мотоцикл пройдёт с большим трудом? По всей видимости, на обыкновенной «Ниве» — именно она стояла у лесничества.

Хотелось узнать о возможности проезда в «закрытые» мехреньгские сёла, но в 4 часа утра беспокоить обитателей лесничества было бы неуместно. Не задерживаясь здесь, продолжаю движение в сторону Дальнего. У бывшей Елсозерской лесобиржи возвращаюсь на разобранную железную дорогу. С этого места по ней вновь накатана автомобильная «грунтовка».

Посёлок Попово-Зимний (станция Зимняя) сохранился минимально. На площадке бывшей станции лежат металлические конструкции, очевидно, когда-то подготовленные к вывозу «металлоломщиками». Сразу же после станции Зимняя автомобильный след отклоняется влево — в лес, в сторону Шай-озера. Последний перегон Зимняя — Дальняя — это тысячи шпал, вначале с едва заметными следами автомобилей и мотоциклов, потом — уже без них. Часто приходится преодолевать упавшие деревья. В некоторых местах (там, где когда-то были водопропускные трубы) насыпь размыта.

Первый «предвестник» приближающейся станции Дальняя — лежащее на земле крыло семафора (от самого семафора ничего не осталось). Станция, судя по сохранившимся шпалам, состояла из трёх путей. За станцией пути уходили на территорию колонии, где заканчивались.

Хорошим ориентиром, благодаря которому мёртвый посёлок виден издалека, является труба ТЭЦ (электростанции-котельной) посёлка Дальний, судя по выложенным на ней цифрам, сооружённая в 1976 году. У котельной вижу грузовой автомобиль «ЗиЛ» и людей, занимающихся сбором металла. «Металлисты» были жителями Двинского Березника (центра Виноградовского района), приехали сюда через Важский. Оказалось, что дорога Важский — Дальний тяжелейшая — 50 километров преодолеваются за 8-10 часов. Летом по этой дороге невозможно проехать ни на мотоцикле, ни на джипе — не позволят болота, где даже в сухое время глубина примерно по пояс. Теоретически, можно проехать на болотоходе-«каракате».

Расспросив о деталях предстоящего пути до Важского, выхожу на бетонную «колейную» дорогу. «Бетонка» предназначалась для доставки леса в Дальний и всегда была «островной», то есть не имела соединения с другими автодорогами. Она обрывается примерно через 20 километров. На этом участке порадовало наличие хорошей охотничьей избы на озере Долгом (5 километров от Дальнего), в которой впервые удалось нормально отдохнуть.

За «бетонкой» начинается крайне трудная «болотная перемычка», проезд по которой на автомобиле равен подвигу. Но пешком её можно пройти без особых проблем. Последние 14 километров, от моста через Пянду до асфальтовой автомагистрали — нормальная лесная грунтовая дорога, доступная для «УАЗов» и мотоциклов.

Итог: преодолено от Пуксы до Важского (с учётом захода в Салтозеро) 190 километров, из них пешком — примерно 160 километров. Главной ошибкой оказалась закупка большого количества еды в Пуксоозере — почти вся она оказалась лишним грузом, который в итоге был привезён в Москву, из-за обилия насекомых не было никакого желания ни останавливаться для принятия пищи.


----------------------------
То же самое с фотографиями, а также подробная информация касательно истории железной дороги: http://sbchf.narod.r...hrengskaya.html





Количество пользователей, читающих эту тему: 2

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых пользователей